ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
Главная > ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ > Поэзия > Монашеская лира >

Архимандрит Исаакий.

 

                  Я рыцарь и монах

         

Я рыцарь и монах. Такое сочетанье
Необычайно в наш практичный век,
Когда монахом быть нет у людей желанья,
От рыцарства далек наш человек.

Но я, как Дон-Кихот, храню в душе стремленье
Бороться за мечту и верить в идеал.
Не лучше я других, но веру в Провиденье
И в справедливость я не потерял.

Нельзя на свете жить, надежды не имея.
Надеждой светлою и я всегда живу,
Мечту неясную так бережно лелея,
И видя сны, нередко наяву.

Как рыцарь, я готов, не пожалев ни жизни,
Ни сил своих, со злом бороться до конца.
И отдал я себя служению Отчизне:
Ведь смерть не так страшна в сиянии венца.

Когда ж настанет день надежды исполненья
И выйдет из беды Святая наша Русь,
Я брошу тяжкий путь военного служенья
И в келлии монахом затворюсь.

И позабуду я испытанные битвы,
И прежних дней нечистоту и смрад
В словах божественной задумчивой молитвы,
В сиянии мерцающих лампад.

                          О любви

Однажды красавица мне говорила
О том, что такое любить:
“Любить – это падать, и в этом паденье
Другого с собой захватить”.

Такую любовь я не знал и не знаю,
И знать не могу, не хочу.
Иную мечту о Любви в своем сердце
Я светом надежд золочу.

Любить – самому в высоту подниматься
Тернистою узкой тропой.
Любить – это в райские двери стучаться,
Другого ведя за собой.

                                                          9 марта 1919 года


Мощной, плавной волной над притихшей землей

Мощной, плавной волной над притихшей землей
Разливается звон колокольный.
К монастырскому храму неспешной стопой
Я иду встретить праздник престольный.
Там блестят и горят огонечки лампад,
Точно ангелов очи живые,
И с икон золоченых в раздумье глядят
На нас, грешников, люди святые.
И столбом голубым встает ладанный дым.
Сладкий запах он свой разливает,
И, пробившись в окно, как мечом золотым
Его солнечный луч рассекает.
В церкви служба идет. Правя строгий черед,
Там монахи поют и читают,
Рой тех звуков над храмом плывет
И высоко над куполом тает.
Я стою как во сне. И все кажется мне –
Хорошо б умереть в это время.
Утонуть в непробудной святой тишине,
Скинув жизни тяжелое бремя.


                      Мой глас

Я не пророк. В душе моей
Нет места грому обличенья.
Глаголом жечь сердца людей
Я не был призван от рожденья.

И не дано мне пылких слов
И дикой страстности пророка,
Не мог бы, гневен и суров,
Громить я крепости порока.

Мой глас не рокот шумных вод
И не дыханье грозной бури,
В душе моей всегда живет
Тоска по голубой лазури.

И к небу вечному стремясь,
Хотел бы тихими слезами
Омыть я пагубную грязь
Земли, опутанной грехами.

И я хочу, чтоб голос мой
Журчаньем ручейка звучал бы,
К воде которого живой
Унылый грешник припадал бы,

И воду ту живую пил,
В ней находя от бурь забвенье,
И сердце для любви открыл,
Взывая к Богу о прощенье.

Я не пророк. В душе моей
Нет слов суровых обличенья.
Моя мечта – учить людей
Великой мудрости смиренья.

И не внушать собою страх,
И не вселять в них трепет зыбкий,
Но видеть ясные улыбки
На замкнутых для зла устах...

                                      1 марта 1919 года
                                      Ростов-на-Дону, лазарет

Рождество Христово

Рождество Христово
Счет годам ведет.
Этот праздник снова
К нам на двор идет

И несет с собою
Радость детских лет
И над всей землею
Проливает свет,

Старость оживляет,
Младость бережет.
Будь благословен ты,
Рождества приход!

                           1970 год, г. Елец