ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
Главная > ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ > Памяти Великой Победы посвящается > Встречи с ветеранами >

Как оно было - на войне?

 

Мы решили навестить ветеранов, поговорить с ними о войне. И 11 августа первой мы посетили Евдокию Никитичну Тарасову, жительницу г. Жуковского 1919 г. рождения. Она воевала на Курской дуге, служила разведчиком.


- Как Вы попали на фронт? Евдокия Никитична Тарасова, ветеран Великой Отечественной войны

- Жила тогда в деревне нашей - Яблоновец, в Тамбовской области (Шахманский р-н). Собрали нас, девчонок, и сказали: кто хочет на фронт, за Родину? Я думаю: "За Родину - как хорошо!" - и пошла добровольцем. А потом спрашивают: "Кто в разведчики хочет?" Я поднимаю руку. "А ты чего, одна? А остальные что?" Я говорю тогда: "Девчонки, да вы что? Давайте, пошли в разведку!" И смотрим - стали поднимать, поднимать руки.

- Расскажите, а страшно бывало - служить в разведке?

- Мне тогда был 21 год. И я ничего не боялась. Я за Родину и за Сталина. А Господь - всегда со мной, здесь (Е.Н. приложила руки к сердцу). У меня мама очень верующая была. Она говорила: "Дорогая моя, Господа Бога от себя - никуда. Идёшь, и говори: "Господи Боже мой, будь со мной, не отходи от мене, поспеши на помощь мне". Я так и делала.

- Как оно было - на войне?

- Один раз у меня такое задание было - про немцев разузнать и из убежища выгнать. Нарядилась я бабушкой: юбка чёрная, длинная, фартук длинный, платок, и на лице чернота такая: ну бабушка и есть бабушка.

Иду по площади. Вижу: две старушки стоят. Подхожу к ним и спрашиваю: "Дорогие мои, вы не знаете, где здесь немцы находятся?" "Вон, бугор большой видишь? На нём для немцев дом сделали. А наши к нему не могут подступиться. А ты, девочка, что - не боишься ничего?" "Нет, а чего я буду их бояться - немцев-то?" И пошла я к тому бугру.

Иду: "Господи Боже мой, будь со мной! Не отходи от мене! Поспеши на помощь мне! Чтобы я их достала, чтобы оттуда выгнала!" ("Ага, девочка - и выгнала, - засмеялась Е.Н.. Это сейчас я смеюсь, а тогда я не смеялась".)

Иду, иду, вижу: немцы навстречу. Они справа, а я от них левее сворачиваю. А там дорожка была - к дому. Думаю: "Как я попаду туда? Господи, помоги мне". Поднимаюсь, захожу. Большое помещение, немцы отдыхают. Думаю: "Куда же я попала? Господи, сбереги меня". А они меня увидали и что-то стали кричать.

Думаю: "Нет. Меня сейчас разорвут. Господи, не давай меня". И побежала вниз с бугра от них. А они следом - человек пятнадцать. Смотрю: наши на лошадях. Я им кричу: "Ребятки, ребятки, немцы за мной бегут!" И наши давай стрелять по ним.
Прибежала к своим. А там девочки меня и не узнали - я ж была бабушкой одета. Я говорю: "Это ж я, Дуся, Дуся!" И девочки меня обняли. А наши побежали - немцев бить. И начальник потом целует: "Ты такая, такая девчонка! Как же ты смогла-то, дорогая ты моя, их повернуть-то?" А я говорю: "Я не одна была. Мне Господь помог".

- Как Вы встретили окончание войны?

- Я дома была. После 3 лет на фронте меня немецкий самолёт сбил. Пять госпиталей прошла. Хотели руку отнять, но я не дала. Совсем не ходячая была, и контузило меня.

Ещё помню: в госпитале как же хорошо с нами обращались! И сёстры, и врачи!

- А Ваш муж тоже воевал?

- Да, Петя капитаном служил. Он был на 5 лет старше меня. Мы с ним до войны 2 года дружили. А потом, когда война началась, я и не знала, жив он или нет, и он не знал, жива ли я.

Помню, война уже закончилась. Я в огороде родного дома малину собирала. Вдруг оглянулась, увидела человека: ой, как на Петю похож! Он крикнул: "Дуся-я!" А я: "Петя, милый, ты как?" Он говорит: "Теперь я тебя нашёл и никому не отдам!" А я: "Я ж больной человек, израненная вся. Мне руку хотели отнимать. И с головой плохо". - "Какая б ты ни была, ты у меня теперь есть!" Сын у нас один - Витя, сейчас с семьёй в г. Раменском живёт.