ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
Главная > ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ > Памяти Великой Победы посвящается > Статьи о войне >

«Умрём, но не уйдём!»

 
70-летию Великой Победы посвящается.
 
начало войны22 июня – день начала Великой Отечественной войны.
 
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
                                          Анна Ахматова
 
 
22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Враги рассчитывали молниеносно захватить её. Первыми приняли на себя удар защитники Брестской крепости. 
 
Когда в 1942 г. советские войска захватили немецкий архив штаба, наши офицеры обратили внимание на документ «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска». В нём день за днём гитлеровцы рассказывали о ходе боёв за Брестскую крепость.
 
Вопреки воле немецких штабистов, которые, естественно, старались всячески превознести действия своих войск, все факты, приводимые в этом документе, говорили об исключительном мужестве, поразительном героизме, необычайной стойкости и упорстве защитников Брестской крепости. Как вынужденное невольное признание врага звучали последние заключительные слова этого донесения: «Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови, – писали штабные офицеры противника. – Эта простая истина ещё раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские… дрались исключительно настойчиво и упорно, они… доказали замечательную волю к сопротивлению». Таково было признание врага.
 
После взятия немцами вся крепость лежала в развалинах. По одному виду страшных руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боёв. Угрюмые камни сохранили для потомков письменное свидетельство героизма павших бойцов – надписи на уцелевших стенах крепостных строений, в проёмах окон и дверей, на сводах подвалов, устоях моста: то безымянные, то подписанные, то набросанные второпях карандашом, то просто нацарапанные на штукатурке штыком или пулей.  Бойцы заявляли о своей решимости сражаться насмерть, посылали прощальный привет Родине и товарищам, говорили о преданности народу.
 
В крепостных руинах словно зазвучали живые голоса безвестных героев 1941 г. Вот некоторые из них:
«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюбов, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрём, но не уйдём!» – было написано на кирпичах наружной стены близ Тереспольских ворот.
 
В западной части казарм в одном из помещений была найдена такая надпись: «Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умрём как герои. Июль. 1941».
В бывшем здании церкви на штукатурке была выцарапана надпись: «Нас было трое москвичей – Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву: умрём, но не уйдём отсюда. Июль. 1941». Эту надпись вместе со штукатуркой сняли со стены и перенесли в Центральный музей Советской Армии в Москве, где она сейчас хранится.
 
Ниже, на той же стене, находилась другая надпись, которая, к сожалению, не сохранилась, и мы знаем её только по рассказам солдат, служивших в крепости в первые годы после войны и много раз читавших её. Эта надпись была как бы продолжением первой: «Я остался один, Степанчиков и Жунтяев погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся. Товарищи, отомстите за нас!» Слова эти были выцарапаны, видимо, последним из трёх москвичей – Ивановым.
 
В помещении западных казарм нашли ещё одну надпись, выцарапанную на стене: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20 июля 1941 г.».
 
Оборона Брестской крепости (после войны получившей звание «крепости-героя») стала символом мужества и самопожертвования солдат в первый, самый трагичный период войны. Несмотря на поражение, которое потерпели защитники Брестской крепости, за тот месяц, который они держали оборону, стране удалось подготовиться к войне.
 
Будем всегда помнить подвиг защитников, участников этих грозных событий. Низкий им всем поклон! 
 
Подготовила Елена Добронравова

Приходской вестник храма святого великомученика и целителя Пантелеимона
Пантелеимоновский благовест, №7 (198)