ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
 
Начинается новый учебный год. Все мы волнуемся перед его наступлением: и учителя, и школьники, и родители. Какой он будет? Всё ли получится? А может быть, есть какой-нибудь секрет успеха? Конечно же, есть. Вот, например, такой: трудностей нужно не бояться, а преодолевать их ВМЕСТЕ, сообща. Об этом очень интересно рассказывает игумен Киприан (Ященко). 

Выход есть всегдаСлучай первый.
Редкое явление.
Мы как-то были в Сербии, путешествовали, приехали в небольшой посёлочек и увидели там странную картину. Храм как храм, служит один батюшка, а в воскресной школе – более 400 детей. В этом посёлке нет такого количества жителей – в воскресную школу съехались со всей округи! 
 
Я удивился, спрашиваю: «Батюшка, что это у тебя здесь за магнит такой? Как ты их притянул-то сюда?» Он отвечает: «У меня поначалу было всё наоборот». И рассказал историю о том, как мечтал возиться с детьми, как всё ждал, что станет священником, приедет в храм, повесит объявление о наборе детей в воскресную школу. И, наконец, мечта его сбылась: стал священником, приехал в храм, повесил объявление, и у него на это объявление откликнулось около 200 детей.
 
Неоправдавшиеся ожидания.
Собрал их батюшка, агитационную работу провёл, хорошо подготовился, всякие интересные вещи нашёл. Провёл урок.
 
В следующее воскресенье пришло 150 детей. Он думает: «Плохо, значит, подготовился». Нашёл ещё какие-то картинки, кино. Рассказывал с увлечением, все слушали. В следующий раз пришло 100 детей. Через некоторое время – 50, ещё через воскресенье – 30, потом – 20, 10 и, наконец, четверо. На четырех всё замёрзло, они собирались при любой погоде и его слушали. А 196 где? И он очень сильно запереживал. Для него это была душевная травма, терялся смысл земного существования. Он никак не мог понять, почему дети разбегаются. Вроде готовится, рассказывает интересно… 
 
Тогда он пошёл к своему другу. Посидели они за чашкой чая, и друг дал ему совет. Батюшка этим советом воспользовался. На следующее воскресенье к нему пришли человек 10, потом 20, потом 30, 50, 100 и сейчас 400...
 
Исправление положения.
Так какой же совет дал священнику его друг?
Друг его был директором автобазы, и он выделил воскресной школе сначала один автобус, потом второй, а когда мы приехали, там было уже 8 автобусов. Они начали все вместе ездить в паломничества, в путешествия, на пикники. Дети устают от школы, им нужен простор – поиграть, побегать. Это интересно – они едут, знакомятся, сами готовят пищу, причём в этих поездках им о многом рассказывают.
 
Перемена мест - метод, может быть, и не решающий: от перестановки слагаемых сумма не меняется, никуда от себя не убежишь. Но для детей такая экзотика оказалась привлекательной, и при всех тех же качествах школа удалась. 
 
Разгадка, наверное, даже и не в перемене мест, а в том, что батюшка сумел организовать деятельность, к которой дети расположены, которая соответствует их возрастным и духовным интересам. Происходило соприкосновение со святынями, с природой, с интересными людьми, организовывалось свободное общение, трапеза в кругу сверстников... 
Так батюшка вывел детей из чисто созерцательной познавательной деятельности в активную, можно сказать, игровую среду, которая моделирует будущую земную жизнь. 
 
Случай второй.
Вместо эпиграфа.
Вообще всякая педагогика – это восхождение по некой лестнице. Предполагается, что на ступеньке выше ученика всегда находится педагог. В идеале они должны взяться за руки. Но над ними ещё находится Бог, который действует и на педагога, и на ребёнка. И вот они движутся по ступенькам наверх, к Богу.
 
Первая задача всякого педагога – спуститься до уровня ребёнка. Но встать не совсем рядом, а чуть-чуть повыше. В психологии это называется «зона ближайшего развития». Это пространство, где ребёнок сам что-то сделать ещё не может, а вместе со взрослым – в состоянии. 
 
Верность в малом.
У меня есть крестник Серёжа, он сейчас уже вырос, а когда был лет семи – уставшая мать привозила его ко мне и оставляла... 
Он был озлоблен на весь мир, на всех людей, как маленький зверёныш. Но всё равно мы должны были начать с каких-то хотя бы маленьких запретов. Каких? Например, садимся мы с ним завтракать, я ему даю кашу, компот, он отказывается... Побежал на улицу. Часов в 12 прибегает и просит что-нибудь поесть. Я его с любовью глажу, целую: «Серёженька, ну давай, дорогой, ещё немножко потерпи, ещё один час остался, и мы с тобой поедим первое, второе, третье»…
 
Мог я ему уступить? Ни в коем случае: вся педагогика провалится. Ведь мы договорились. 
 
Что в обед происходит?
«Ой, какой суп невкусный, я его не буду!»
«Ужин в шесть часов». 
Он так прикинул, посчитал и с неохотой, но всё съел. 
Через пару дней мать приезжает и смотрит, её сын наворачивает кашу, суп, ещё добавки просит. А прошло всего два дня. Мы установили лишь режим питания. 
 
Всё делим пополам.
Потом, когда мы с ним уже подружились, я говорю: «Давай, кто быстрее чашку помоет: ты – свою, а я – свою». И мы с ним ВМЕСТЕ моем. Потом он уже за собой посуду убирает, я – за собой. Приходит с улицы – весь комбинезон сверху донизу грязный. Какие наши педагогические действия? Мне стирать или ему? ВМЕСТЕ, совершенно правильно. Я говорю: «Ты – правую штанину, я – левую; ты – правый рукав, я – левый». Я за ним потом перестирываю, конечно, но поначалу мы делаем всё ВМЕСТЕ. На следующий день он приходит практически в чистой одежде, ну, немножко замарался.
 
Есть множество мелких полезных бытовых действий, и наше искусство заключается в том, чтобы расположить к ним ребёнка. Потому что невольник – не богомольник. Надо, чтобы ему захотелось. И когда что-то сделано, конечно, важно отметить: «Как хорошо у тебя получается». Заметьте, чтобы не развивать тщеславие, надо не его хвалить, не говорить, какой он молодец, а отмечать хороший результат. Хотя результат может быть скверным, но всё равно надо попытаться найти в нём хоть что-нибудь хорошее. 
 
Вот, например, говорю: «Серёжа, я такой большой, под кровать не могу залезть, чтобы помыть пол». Он залез, помыл. Я спрашиваю: «А можешь всю комнату?» – «Ну, давай». Говорю: «Как у тебя здорово получается!» Потом, конечно же, перемываю эту комнату, потому что он просто тряпкой грязь размазал. А на следующий день он спрашивает: «Можно, я ещё помою?» Ну, слава Богу, начало его сердечко оживать и сочувствовать...
 
Правда, я его стараюсь в таком состоянии каждый день причащать, водить в храм, беседовать с ним по душам, как-то от сердца к сердцу... Если с детьми любя заниматься, то никто не устоит…
 
Елена Добронравова

Приходской вестник храма святого великомученика и целителя Пантелеимона
Пантелеимоновский благовест, №9(174)