ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
 
Батюшка, расскажите, пожалуйста, что означают слова “Двери, двери…”, которые произносят на Литургии перед пением “Верую…”? Алексей

Для более полного понимания возглашения “Двери! Двери! Премудростию вонмем!”, которое произносится диаконом или (в случае его отсутствия) священником, необходимо сказать несколько слов об устройстве древних христианских храмов. Дело в том, что в древности храм разделялся стеной на две половины с отдельными входами. В одной половине молились мужчины, в другой – женщины. У дверей стояли особые служители – привратники. Главная их обязанность состояла в том, чтобы во время совершения Таинства Евхаристии (преломления хлеба и вина в истинные Тело и Кровь Спасителя), которое начинается после пения Символа веры (“Верую…”) охранять двери. Для чего? Во-первых, чтобы не впускать никого из неверных, которые могли подвергнуть Таинство кощунству и посмеянию, а, во-вторых, чтобы и верным не позволять входить и выходить из храма, дабы не нарушать благоговения. Поэтому слова “Двери! Двери! относились именно к привратникам, они служили для них призывом к бдительному охранению дверей. Вторая же часть возглашения – “Премудростию вонмем!” – была обращена к присутствующим в храме, чтобы они углубились своим вниманием в происходящее Таинство.
Несмотря на то, что сейчас храмы не разделяются стеной и нет привратников, Церковь почла за нужное удержать в Литургии возглашение “Двери! Двери! Премудростию вонмем!”, потому что, по мнению отцов Церкви, оно обрело новое важное духовное значение. Этим возглашением все верующие призываются к хранению своих помыслов и чувств. Слова “Двери! Двери! Премудростию вонмем!” означают, что перед началом великого Таинства мы должны прикрыть “двери” наших чувств, и особенно ума и сердца, от всего суетного и греховного. Произносимое перед пением Символа веры, это возглашение напоминает нам и о том, что исповедание веры (“Верую…”) также необходимо произносить с особенным вниманием – как бы перед лицом Самого Бога.