ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
 
Что говорит учение Церкви о порче и её снятии? На меня наводит смертельную порчу очень сильный профессиональный маг (я знаю, кто этот маг и кто ему платил огромные деньги). Я ходила в церковь и причащалась. Постоянно читаю молитвы, но мне всё хуже и хуже с каждым часом.
Мне подсказали, что если я перекрещусь под другим именем, то этим спасу свою жизнь.
Ответьте, пожалуйста, можно ли это сделать и действительно ли поможет это? Ольга

Любая беда, которая приключается с нами, порча ли, проклятье, как любят называть это в народе, есть ни что иное, как следствие греха. Мало кто из нас ведёт ПРАВИЛЬНУЮ духовную жизнь. Тем самым мы наносим себе раны. Поэтому, чтобы залечить их, нужно начинать с изменения своей жизни. Что необходимо для этого?
Во-первых, изучать Евангелие и стремится к тому, чтобы жизнью своей исполнять заповеди Христовы. По мере понуждения себя к исполнению Евангельских заповедей, человеку будет открываться его истинное "я", то есть то, кто он есть на самом деле. При видении своего истинного "я", когда перед человеком будут постепенно раскрываться его немощи и пороки, к нему придёт осознание, что он сам, без помощи Божией, он не сможет победить их. Только тогда человек начинает ощущать, что ему действительно необходим Бог! Это осознание и есть начало духовной жизни человека.
Во-вторых, необходимо изучать опыт святых отцов Церкви, читать о том, что такое правильная духовная жизнь, что такое правильная молитва и т.д. В этом отношении очень полезны труды святителя Игнатия Брянчанинова.
В-третьих, необходимо участие в Таинствах Церкви – исповедоваться, причащаться, собороваться. Только делать это нужно не с целью исцеления от болезни телесной, а с целью очищения своей души путём соединения с Господом в Церковных Таинствах. А в отношении выздоровления необходимо положиться на волю Божию. Господь знает, что нам полезно, и если не даёт пока выздоровления, значит, оно может сейчас принести вред нашей душе.
Помните, что ни один волос с головы нашей не упадёт без воли Божией.
Как писал игумен Никон (Воробьёв) в своих письмах: "Твёрдо знай, что если человек от глубины души не захочет сделать греха, весь ад не повредит ему. Потому что с ним будет всегда помощь Божия…"
Нет ничего на свете сильнее силы Божией! И поэтому, если уж и пришлось заболеть или пострадать, то надо принять это со смирением – Господь попускает это для нашей же пользы, чтобы мы стали духовно лучше!
И ещё, Вы должны знать, что дважды Таинство Крещения над православным христианином не совершается.
Советую Вам прочитать житие священномученика Киприана, мученицы Иустины и мученика Феоктиста.
Ещё раз обращаю Ваше внимание на то, что единственной защитой от любой беды является искреннее обращение к Богу и правильная духовная жизнь, а не сокрытие своего имени.
Об этом говорит Церковное Предание (цит. по диакону Андрею Кураеву “Оккультизм в Православии"):
Прп. Антония Великий: "Где знамение крестное, там изнемогает чародейство, бездейственно волшебство" (Житие Антония, 78). "Демоны все делают, говорят, шумят, притворствуют, производят мятежи и смятения к обольщению неопытных, стучат, безумно смеются, свистят, а если кто не обращает на них внимания, плачут и проливают уже слезы, как побеждённые...
Не должно нам и бояться демонов, потому что они бессильны и не могут ничего более сделать, как только угрожать" (Там же, 26-27). "Диавол есть человекоубийца искони. Между тем мы живы ещё, и даже ведём образ жизни, противный диаволу. Итак, явно, что демоны не имеют никакой силы" (Там же). "Чтобы не бояться нам демонов, надо рассудить и следующее. Если бы было у них могущество, то не приходили бы толпою, не производили бы мечтаний, не принимали бы на себя различных образов, когда строят козни; но достаточно было бы прийти только одному и делать, что может и хочет, тем более, что всякий имеющий власть не привидениями поражает, но немедленно пользуется властью, как хочет. Демоны же, не имея никакой силы, как бы забавляются на зрелище, меняя личины и стращая детей множеством привидений и призраком. Посему то наипаче и должно их презирать как бессильных" (Там же). "Даже над свиньями не имеет власти диавол. Ибо, как написано в Евангелии, демоны просили Господа, говоря: Повели нам ити в свиней. Если же не имеют власти над свиньями, тем паче не имеют над человеком, созданным по образу Божию" (Там же, 29). "Посему нам должно бояться только Бога, а демонов презирать и нимало не страшиться их" (Там же, 30).
Свт. Иоанн Златоуст: "Бесы без Его позволения не смеют даже прикасаться и к свиньям...
Что бесы ненавидят нас более, нежели бессловесных животных, это всякому известно. Следовательно, если они не пощадили свиней, но в одно мгновение всех их низвергли в бездну, то тем более сделали бы это с обдержимыми ими людьми".
В святоотеческих творениях есть прямые предостережения против того, чтобы истолковывать несчастья и немощи свои и своих ближних предположениями о "порчах" и "сглазах".
Свт. Иоанн Златоуст уговаривал не бояться иудействующих, вступая с ними в дискуссию: "Ближний, хотя и понегодует, не может однако же сделать тебе никакого вреда... "
И о силе языческой "эзотерики" свт. Иоанн был не более высокого мнения: "Душа их исполнена множества примет. Например, такой-то, говорят, первый встретился со мной, когда я выходил из дому – непременно случится тысяча неприятностей для меня. Сегодня ненавистный слуга, подавая мне обувь, поднёс наперёд левую – быть большим бедам и напастям. Сам я, выходя из дому, ступил за порог левой ногой – и это предвещает несчастья. Когда же я вышел из дому, у меня правый глаз мигнул – быть слезам...
Закричит ли осёл или петух, чихнёт ли кто, и, вообще, что бы ни случилось, – всё их тревожит, так что они точно скованы тысячами уз, точно находятся во мраке, во всём подозревают худое и гораздо больше порабощены, чем тысячи невольников. Но не будем мы такими, напротив, осмеявши все такие суеверия, будем считать для себя страшным один только грех и оскорбление Бога. Если все это пустяки, то и посмеёмся над этим, равно как и над первым виновником этого – диаволом. Возблагодарим Бога и будем стараться, чтобы нам самим никогда не впасть в такое рабство, а если кто из наших друзей будет пленён, разорвём его узы, освободим его от этого несносного и постыдного заключения, сделаем его способным для восхождения к небу, выпрямим его опустившиеся крылья и научим его любомудрию касательно жизни и веры".
Свт. Серапион Владимирский возмущался тем, что его паства приписывала знахарям и колдунам слишком большие возможности: "Подумал я, что уже утвердились вы... Но вы ещё языческих обычаев держитесь: в колдовство верите... Из книг каких или писаний вы слышали, будто от колдовства на земле наступает голод или что колдовством хлеба умножаются? Если же верите в это, зачем тогда пожигаете их (колдунов)?
Молитесь вы колдунам и чтите их, жертвы приносите им – пусть правят общиной, ниспустят дожди и тепло принесут, земле плодить повелят! Вот нынче три года хлеб не родится не только в Руси, но у католиков тоже колдуны ль так устроили? А не Бог ли правит Своим творением, как хочет, нас за грехи наказуя?..
Если Бог попустит, то бесы вершат, попускает же Бог лишь тем, кто боится их, а кто веру крепкую держит к Богу, над тем чародеи не властны!"
Прп. Анатолий Оптинский: "Что касается твоей детской боязни быть во власти диавола через какую-то колдунью, то этим ты только доказываешь, что понятия твои о христианине, о Боге, о дьяволе суть понятия деревенской бабы. Если в свиней не смели войти бесы без воли Иисуса Христа, как они войдут в людей?".
"Вся эта мглистая сила ничего не значит и ничего не сделает. Она вас только как детей пугает. Свиньи целый легион не посмел коснуться; вас ли, Божиих послушниц, тронет?"
Нельзя забывать (особенно перед лицом наших недругов) великих слов апостола Павла: "Если Бог за нас, кто против нас?" (Рим. 8, 31). И потому "страха же вашего не убоимся, ниже смутимся, яко с нами Бог".
На каждом молебне с водоосвящением Церковь возглашает прокимен: "Господь просвещение мое и Спаситель мой – кого убоюся?! Господь защититель живота моего – кого устрашуся?!"
Странное дело, но именно на молебнах с водоосвящением полно тех людей, которые пришли на них из чувства страха: освящённая вода им нужна как оберег от колдунов, наведших на них и страх, и "порчу". Не благодатную помощь от Бога в собственной борьбе против собственных страстей ищут люди в святой воде, и не поддержку собственного усилия на пути к святости, но какую-то чисто внешнюю защиту от тех, кого они считают своими врагами (как правило, в колдовстве подозреваются родственники или соседи).
Так что вместо приходских сплетен лучше довериться трезвым голосам современных монастырских духовников, предупреждающих: "К разряду грехов против первой заповеди принадлежит волшебство, когда люди, оставив веру в силу Божию, верят тайным и большею частью злым силам тварей, в особенности злых духов, и стараются действовать ими. Таким образом, в грехе волшебства виновен и тот, кто верит в тайные силы тварей, и тот, кто сам действует этими силами".
Все эти призывы: "Бойтесь колдунов", "Бойтесь порчи" – это ещё и забвение заповеди Псалмопевца, обличавшего тех, кои "тамо убояшася страха, идеже не бе страх" (Пс. 13, 5). Душу, которая болеет страхом перед колдунами, должно повязать советом свт. Тихона Задонского: "Сатана, дух злобы и враг мой, невидимый мне, но присутствием злых своих советов мне познаваемый, страшен; но без воли Божией, не токмо надо мной, человеком, но и над скотами и свиньями власти не имеет (Мф. 8, 31), как и всяк человек, враждующий мне...
Когда Бог попустит на мене беду уже ли я ее миную? Нападет она на мене, хотя бы я ее и боялся. Когда не хощет Он попустить, то, хотя вси диаволи и вси злые люди и весь мир восстанут, ничто мне не сделают. Понеже Он един сильнейший всех, отвратит злая врагам моим. Огнь не пожжет, меч не посечет, вода не потопит, земля не пожрет без Бога: яко все, как творение без повеления Творца своего ничего не сделает. Почто убо мне всего бояться, что есть кроме Бога? Убоимся убо, братие, единого Бога, да ничего и никого не убоимся... Бог все, и кроме Бога все ничто: и злоба всех диаволов и злых людей ничто. Окаянен и беден, кто не боится Господа и Бога, ибо тот всего боится"
Если же человек большее внимание уделяет своим "оппонентам", то, как ни странно, он становится не более защищен, а более уязвим. Вера в колдовство приносит тот вред, что "когда над человеком беда случится, он не переносит её с терпением, а на других злобствует. Кто много думает о колдовстве, тот и вправду от своей думы при попущении Божием беду может получить. Поверит человек, что на него колдун болезнь наслал, начнёт беспокоиться, грустить и заболеет. Для истинного христианина не страшны наговоры и порчи, потому что не дано от Бога власти колдунам и ворожеям. Нужно во всём предаваться воли Божией, без повеления Коего бесы не смели и в свиней внити, а не бояться колдунов. Так учил преподобный Макарий Оптинский.
И прежде было замечено, что люди, верящие в "порчу", "утверждают, что их испортил такой-то или такая-то, не понимая того, что такою хитростию враг поддерживает свое над больными обладание, скрываясь под кровом питаемой в помыслах больных злобы и самооправдания. Страждущий от бесов человек должен внимательно рассмотреть себя, припомнить все грехи, совершенные им от семилетнего возраста, и сознать в особенности тот грех, в котором заключается причина болезни. Потом он должен все эти грехи искренне исповедать пред священником, примириться с ближниими, оставить всякую против них злобу, и положить твердое намерение и начало не обращаться вновь на старые грехи, и, наконец, с сокрушением приступить к принятию Святых Христовых Таин".
Лечиться от страха перед "порчей" прп. Илларион Оптинский советует так: "Много приводили к старцу страдающих нервными и душевными болезнями, которых обычно называют порчеными. Старец находил, что причиною подобных болезней бывают часто непримиримая вражда, раздоры семейные и тяжкие нераскаянные грехи. Старец указывал больным не мнимую, а действительно найденную им причину их болезни и приводил к сознанию, раскаянию и сокрушению о своих грехах. Если больные указывали на кого-либо как на причину своей болезни, что часто бывало с нервными больными, то о. Илларион советовал тогда испросить у того лица прощения, если оно живо, а если скончалось, то примириться с ним, отслужить на его могиле панихиду о его упокоении и дома за него молиться, принести покаяние, принять епитимию и положить начало добродетельной жизни".