ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ПРИХОДА ПАНТЕЛЕИМОНОВСКОГО ХРАМА Г.ЖУКОВСКИЙ

="Версия
 
Батюшка, здравствуйте!
Я очень надеюсь на то, что моё письмо не сильно отвлечёт Вас от дел.
Сейчас я читаю Новый Завет. Надо сказать, что я очень давно в последний раз брала его в руки, и сейчас всё, уже прочитанное, предстаёт передо мной в ином свете, возникает много вопросов. Один из них буквально терзает меня. Я могу неверно толковать текст, я даже убеждена в том, что и теперь не готова воспринять его до конца правильно, и вот мой вопрос к Вам. Он касается притчи о сеятеле. Иисус перед тем, как объяснить своим ученикам смысл притчи, говорит такие слова: «Вам дано узнать тайну Царства Божьего, а для тех, внешних, все бывает в притчах, чтобы они, глядя, смотрели и не видели и, слушая, слышали и не понимали, чтобы не обратились, и не было им прощено (Марк, 4: 11, 12). Я не могу понять, отчего Иисус открывал значение притч лишь избранным и приближённым к Себе, а не толковал их сразу для всех? Ведь именно толкование было в них важно, а Христос пришёл на землю для того, чтобы учить всех, разве нет?
И непонятны те Его слова, когда Он говорит, чтобы не обратились люди, и не было им прощено. Как это?! И в комментариях не объясняется эта фраза. Простите меня, может быть, мой вопрос покажется Вам очень глупым, но он таков от незнания. Если у Вас будет время для того, чтобы объяснить, прошу Вас, сделайте это! Дарья

Слово "притча" представляет собой перевод греческих слов "параволи" и "Паримиа".
"Паримиа" в точном смысле означает краткое изречение, выражающее правило жизни (как, например, "Притчи Соломоновы"); "параволи" есть рассказ, имеющий скрытый смысл, представленный в образах, взятых из повседневного быта людей, и выражающий высшие духовные истины. Таковы как раз Евангельские притчи.
Св. Иоанн Златоуст поясняет, что "Господь говорил притчами для того, чтобы сделать слово Своё более выразительным, глубже напечатлеть его в памяти и самые дела представить глазам". Притчи Господа - это иносказательные поучения, образы и примеры для которых были взяты из обыденной жизни народа и из окружавшей его природы.
В притче о Сеятеле, под Которым Господь разумел Самого Себя, под семенем понимается проповедуемое Им Слово Божие, а под почвой, на которую падает семя, - сердца слушателей. В притче Господь живо воскресил в сознании слушающих родные поля, через которые проходит дорога, местами заросшие колючим кустарником – тернием, местами же каменистые, покрытые лишь тонким слоем земли. Сеяние – прекрасный образ проповедования Слова Божия, которое, падая на сердце, смотря по состоянию оного, остаётся бесплодным или приносит плод больший или меньший.
На вопрос учеников: "Для чего притчами говоришь?" - Господь отвечал: "Для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано". Ученикам Господа, как будущим провозвестникам Евангелия, через особое благодатное просвещение ума дано было знание Божественных истин, хотя и не в полном совершенстве до сошествия Святого Духа. А все остальные были неспособны к принятию и пониманию этих истин, причиной чего было нравственное огрубление и ложные представления о Мессии и Его Царстве, распространяемые книжниками и фарисеями, о чём пророчествовал еще Исаия: «Видя - не видят, и слыша – не слышат, так что не обращаются к Богу и не получают прощения» (Ис. :6, 9 - 10). Смысл этого замечания Христова в том, что Слово Христово полезно и спасительно для всех, но таковым оно становится для каждой отдельной души при условии искания истины с её стороны, желания познать её. Если же люди возлюбили больше зло, чем добро, то они бегут от учения истины, слушая его, не укореняют в сердце своём. Эта мысль наглядно и раскрыта в притче о сеятеле.
Если показать таким нравственно испорченным, духовно огрубевшим людям истину, как она есть, не облекая её никакими покровами, то они и видя не увидят её, и слыша не услышат её.
Только лишь в образах притчи, соединённой с представлениями о предметах хорошо знакомых, истина становится доступной восприятию и пониманию: ненасильственно, сама собой загрубелая мысль возносилась от видимого к невидимому, от внешней стороны - к высшему духовному смыслу.